Русский государственный музыкально-драматический театр Республики Ингушетия

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Репертуар
"Жених и папенька" А.П.Чехов

 реж. народный артист РИ А. Льянов

"Чайка" А.П. Чехов (на русском языке)

 реж. народный артист РИ А. Льянов

"Паспорт" (на русском языке) М.Базоркин

реж. заслуженный деятель искусств РИ  М. Базоркин 

"Искушение" Ф.Джованинни (на русском языке)

реж. народный артист РИ А.Льянов

"Забыть Герострата"(на русском языке) Г.Горин

реж. народный артист РИ А.Льянов

"Золотой укол" (на русском языке) Б.Шадыжев

реж. заслуженный деятель искусств РИ М. Базоркин

"Покинутая" Ж. Морре (на русском языке)

реж. народный артист РИ. А.С. Льянов

Водевиль "Мизантроп" А. Лабиш (на русском языке)

реж. заслуженный деятель искусств РФ В.П. Поглазов

Водевиль "Медведь" А.П. Чехов (на русском языке)

реж. М. Малиновский,  народная артистка РФ А. Козанская

Ожившие легенды Ингушетии. Древние башни стали декорациями для спектаклей

5 января 2020 - Администратор

 

Неписаная история

Заслуженный деятель искусств Республики Ингушетия Микаэл Базоркин предложил коллегам из Русского государственного музыкально-драматического театра смелый этнокультурный эксперимент: поставить серию спектаклей, основанных на семейных преданиях ингушей. В качестве места действия он выбрал родовые башни, в которых жили герои этих историй.

«Я задался вопросом: что делает нас ингушами? В чём заключается наша национальная идентичность, откуда и как мы пришли к современному обществу, как сохранить своё наследие в эпоху глобализации? И тогда я понял: нужно вернуться к истокам, в горы, где жили наши предки, строители башен», - рассказал Микаэл Базоркин.Ингушские башенные комплексы находятся в горном Джейрахском районе. Люди давно переселились на равнину, а монументальные постройки превратились в руины, которые показывают туристам в качестве памятников средневековой архитектуры. Но спустя сотни лет ингуши безошибочно назовут, в какой из башен жили основатели их рода и кем были их соседи и союзники.

 

«Задолго до появления письменности каждая семья изустно передавала свою историю потомкам, - продолжает Микаэл Валерьевич. - В каждом доме помнят своих предков и гордятся ими, и таким же способом до наших дней сохранились неписаные нормы закона и морали ингушей - адаты. Этот кодекс чести и этикета до сих пор лежит в основе воспитания нашей молодёжи, несмотря на соблазны современного общества».

Подпоясался уздечкой

Две пьесы из пяти вошедших в проект «Легенды Ингушетии» основаны на романе «Из тьмы веков» знаменитого в республике писателя Идриса Базоркина, родного дедушки Микаэла Валерьевича. Роман затрагивает различные аспекты жизни ингушей в конце XIX - начале XX века: социальные, политические, религиозные и философские вопросы. Оба спектакля режиссёр Русского государственного музыкально-драматического театра Ахмед Льянов поставил на ингушском языке, и в обоих любовно и бережно передал детали быта и этикета.

Сам Микаэл Базоркин поставил ещё три пьесы. Одна из них рассказывает о том, как ингуши выбирали себе князя.

«У ингушей никогда не было князей, а страной управлял парламент, - рассказал Микаэл Базоркин. - Легенда гласит, что однажды народ всё же решил выбрать себе правителя, и самые уважаемые люди собрались на совет страны у храма Тхаба-Ерды».Совет не мог начаться без уважаемого Газда, который явился с опозданием, в роскошной белой черкеске, привёл с собой коня. Была в его наряде странность: черкеску он подпоясал уздечкой, а полагающийся мужчине кинжал приторочил к конскому седлу. Старики спросили его, что всё это значит. В ответ он поинтересовался, идёт ли ему уздечка в качестве пояса, а коню - фамильный кинжал.

«Конечно, нет!» - единодушно отвечали старики. «Вот так же нам, ингушам, идут князья», - подытожил мудрый Газд.

«Эту пьесу мы показали в комплексе Догурьгиж. Её можно считать в некотором роде интерактивной, потому что она подразумевает взаимодействие с публикой в соответствии с традиционным этикетом, - рассказал Микаэл Валерьевич. - По ходу развития сюжета меняется место действия, и актёры прерывают спектакль, чтобы проводить старших зрителей на новое место и предложить им взять угощение и присесть там, где будет лучший вид. Когда Газд задаёт вопросы, нужна ли ветру уздечка, нужен ли ингушам князь, хотим ли мы, чтоб наши младшие сидели, пока мы стоим, подразумевается, что зрители будут отвечать вместе с актёрами. В остальных постановках тоже нет «четвёртой стены», которая разделяет публику и артистов. Любой зритель вправе подойти поближе во время спектакля, а актёр может прерваться, чтобы обратиться к собравшимся».

Природа подыграла?

Другая история посвящена героизму ингушского национального героя Уциг Малсага (Малсага Уциговича Долгиева), сражавшегося на стороне Российской империи во время Кавказской войны и желавшего недопустить кровопролитие между братскими народами. По народному преданию, штабс-ротмистр императорской лейб-гвардии и трое его соратников попали в засаду, когда ехали на переговоры с Шамилем. Неприятель предложил мужчинам сдаться, но Уциг Малсаг, как гласит легенда, заявил, что «предпочитает смеху над позором пленника плач назрановских матерей над могилой», и был убит.

«На спектакль об Уциг Малсаге приехали многие представители рода Долгиевых, - рассказал Микаэл Базоркин. -  К счастью, в тот день была относительно хорошая погода, и все желающие смогли добраться до башен Бейни. В пьесе участвовали артисты из ансамбля «Магас», которые устроили показательные бои, звучала песня об Уциг Малсаге. Зрители были тронуты и благодарны».

Режиссёр не обошёл стороной и трагические страницы ингушской истории, показав в своей пьесе «Паспорт» любовь, верность и мужество советской женщины. Героиня по имени Нина, ещё будучи студенткой, полюбила молодого ингуша Рустама и вышла за него замуж. Когда началась Великая Отечественная война, Рустам, как и многие соплеменники, ушёл на фронт, а она заботилась о его пожилых родителях. С ними Нина уехала в ссылку в 1943 году и оставалась рядом до конца, хотя ей не раз предлагали получить новый паспорт, сменить фамилию на девичью.Совет не мог начаться без уважаемого Газда, который явился с опозданием, в роскошной белой черкеске, привёл с собой коня. Была в его наряде странность: черкеску он подпоясал уздечкой, а полагающийся мужчине кинжал приторочил к конскому седлу. Старики спросили его, что всё это значит. В ответ он поинтересовался, идёт ли ему уздечка в качестве пояса, а коню - фамильный кинжал.

«Конечно, нет!» - единодушно отвечали старики. «Вот так же нам, ингушам, идут князья», - подытожил мудрый Газд.

«Эту пьесу мы показали в комплексе Догурьгиж. Её можно считать в некотором роде интерактивной, потому что она подразумевает взаимодействие с публикой в соответствии с традиционным этикетом, - рассказал Микаэл Валерьевич. - По ходу развития сюжета меняется место действия, и актёры прерывают спектакль, чтобы проводить старших зрителей на новое место и предложить им взять угощение и присесть там, где будет лучший вид. Когда Газд задаёт вопросы, нужна ли ветру уздечка, нужен ли ингушам князь, хотим ли мы, чтоб наши младшие сидели, пока мы стоим, подразумевается, что зрители будут отвечать вместе с актёрами. В остальных постановках тоже нет «четвёртой стены», которая разделяет публику и артистов. Любой зритель вправе подойти поближе во время спектакля, а актёр может прерваться, чтобы обратиться к собравшимся».

Природа подыграла?

Другая история посвящена героизму ингушского национального героя Уциг Малсага (Малсага Уциговича Долгиева), сражавшегося на стороне Российской империи во время Кавказской войны и желавшего недопустить кровопролитие между братскими народами. По народному преданию, штабс-ротмистр императорской лейб-гвардии и трое его соратников попали в засаду, когда ехали на переговоры с Шамилем. Неприятель предложил мужчинам сдаться, но Уциг Малсаг, как гласит легенда, заявил, что «предпочитает смеху над позором пленника плач назрановских матерей над могилой», и был убит.

«На спектакль об Уциг Малсаге приехали многие представители рода Долгиевых, - рассказал Микаэл Базоркин. -  К счастью, в тот день была относительно хорошая погода, и все желающие смогли добраться до башен Бейни. В пьесе участвовали артисты из ансамбля «Магас», которые устроили показательные бои, звучала песня об Уциг Малсаге. Зрители были тронуты и благодарны».

Режиссёр не обошёл стороной и трагические страницы ингушской истории, показав в своей пьесе «Паспорт» любовь, верность и мужество советской женщины. Героиня по имени Нина, ещё будучи студенткой, полюбила молодого ингуша Рустама и вышла за него замуж. Когда началась Великая Отечественная война, Рустам, как и многие соплеменники, ушёл на фронт, а она заботилась о его пожилых родителях. С ними Нина уехала в ссылку в 1943 году и оставалась рядом до конца, хотя ей не раз предлагали получить новый паспорт, сменить фамилию на девичью.